Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

Старательский вальсок

Мы давно называемся взрослыми
И не платим мальчишеству дань.
И за кладом на сказочном острове
Не стремимся мы в дальнюю даль.
Ни в пустыню, ни к полюсу холода,
Ни на катере ...к этакой матери.
Но поскольку молчание - золото,
То и мы, безусловно, старатели.

Промолчи - попадешь в богачи!
Промолчи, промолчи, промолчи!

И не веря ни сердцу, ни разуму,
Для надежности спрятав глаза,
Сколько раз мы молчали по-разному,
Но не против, конечно, а за!
Где теперь крикуны и печальники?
Отшумели и сгинули смолоду...
А молчальники вышли в начальники,
Потому что молчание - золото.

Промолчи - попадешь в первачи!
Промолчи, промолчи, промолчи!

И теперь, когда стали мы первыми,
Нас заела речей маета.
Но под всеми словесными перлами
Проступает пятном немота.
Пусть другие кричат от отчаянья,
От обиды, от боли, от голода!
Мы-то знаем - доходней молчание,
Потому что молчание - золото!

Вот как просто попасть в богачи,
Вот как просто попасть в первачи,
Вот как просто попасть - в палачи:
Промолчи, промолчи, промолчи!..

О корректуре, в целом

Все-таки корректоры Birkhaeuser Basel -- намного более серьезные люди, чем корректоры Compositio Math (или кто там их публикует -- LMS? CUP?).

См. второе предложение второго абзаца введения, если у кого есть электронный доступ (это они так внесли мои исправления в свою корректуру после того, как взялись переписывать эту фразу, в оригинале такого не было). До внесения исправлений в корректуре было гораздо больше внесенных корректором разнообразных перлов.

Насколько я сейчас вижу, базельская корректура выглядит намного приличнее.

О! Что напоминают разговоры математиков

Кстати, великий советский математик И.М.Гельфанд любил говорить, что со стороны разговор математиков напоминает известный анекдот о гражданах, которые рассказывали друг другу анекдоты, заменяя тексты номерами ("Двадцать семь!" — "Как не стыдно при даме!").

http://xgrbml.livejournal.com/69535.html?thread=704159#t704159

(no subject)

Нет, мы не стали глуше или старше,
мы говорим свои слова, как прежде,
и наши пиджаки темны всё так же,
и нас не любят женщины всё те же.

И мы опять играем временами
в больших амфитеатрах одиночеств,
и те же фонари горят над нами,
как восклицательные знаки ночи.

Живём прошедшим, словно настоящим,
на будущее время не похожим,
опять не спим и забываем спящих
а также дело делаем всё то же.

Храни, о юмор, юношей весёлых
в сплошных круговоротах тьмы и света
великими для славы и позора
и добрыми - для суетности века.