Category: финансы

Category was added automatically. Read all entries about "финансы".

Григорий Сапов о приметах инфляции (пять лет назад)

https://www.facebook.com/grigory.sapov/posts/10205449280110807

Не в первый раз вижу недоумение по поводу того, что как же вот, кризис вроде, а ведь какие проявления невесть откуда взявшегося шикования - они прям вот под носом. И отели пятизвездочные в Париже full of Russians, и спрос на Бентли никак не успевает насытится, и вот, как сейчас Alexander Gavrilov написал, что билеты на Талеба в мэрии (как на елку! - gr_s) какие-то неадекватно дорогие,

Это приметы инфляции. В отличие от мейнстрима с его вниманием к агрегированным показателям и наделении их субъектностью, нормальная экономическая теория смотрит на людей, руководствующихся своими замыслами и использующими средства для достижения целей. От этого микро и до самого макро теория выводит цепочку причин и следствий. Я пропущу промежуточные звенья и сообщу, что в конце, а также обойду некоторые важные в другом контексте следствия, для меня сейчас важно объянить, откуда что берется - из видимого и бьющего в глаза.

Увеличение количества денег происходит не "в экономике", а в чьих-то карманах. Первополучатели дополнительно эмитируемых денег - это те, кто находится в политическом, кадровом, персональном отношении ближе всех к эмитенту. Пусть эмитент - Вася. Он знает Колю и Петю, он им сочувствует. Напечатав тысячу рублей (ну, триллионов или сотен тысяч, неважно) он вручает пятьсот рублей Коле и пятсот рублей Пете. Газеты уж очень просили, говорили, что в экономике не хватает денег, объяняет Вася. Первополучтели несут эти деньги на рынок. Понятно, что будучи друзьями Васи они давно не бедны. Но дочь попросила обновить машину - бугатти не катит, хочу красненький феррари. А тут знакомые ювелиры просят проспонсировать супергаламероприятие в ГУМе. И давно хотели слетать в этот... как его... забыл, вобщем, летим на Рождество, и все наши друзья тоже.

Важно следующее. Первополучатели выходят на рынок, когда цены на нем соответствуют условиям предыдущего периода, т.е. условиям, существовавшим до момента, когда Вася "влил денег в экономику". Поэтому первый период инфляционного бума напоминает "настоящий" экономический рост - отрасли, обслуживающие Колю и Петю, видят, что спрос на их товары и услуги растет. Газеты в восторге - потому что приметы этого бума наглядны и очевидны. Ресурсы начинают потихоньку притягиваться к деньгам. Деньги толчками идут все дальше (вглубь и в ширь) по производственной структуре. Коля и Петя, справедливо считая личное потребление мелочью, замахиваются на сооружение всякого разного грандиозного, тем более, что видимое грандиозное и было одним из условий Васиной щедрости. Между тем, публика начинает соображать, что имеет место просто-напросто перераспределение от одних к другим - только не через налоги, а через эмиссию. Торговцы - сперва ближние, потом не такие ближние, а потом уже и все, начинают подымать цены, сообразив, что хотя денег и больше, но и закупать то, что они продают, им, торговцам, придется на растущем рынке. Производители начинают заговаривать о пересмотре соглашений в части цен, заключенных три года назад. Валютный рынок отвечает ростом курса иностранной валюты - туда идут и излишки, остающиеся от щедрот Васи, и деньги населения, смекнувшего, что покупательная способность родных денег к Новому году упадет, и может упасть довольно сильно. Начинается рост цен. Это довольно быстро случается. Васе приходится эмитировать следующие деньги для сования в клювики Коли и Пети, уж больно громно те пищат.

К этому времени волна, инициированная заботливым Васей, доходит до получателей фиксированных и/или низких доходов. Т.е. если вы миллионер, то подушка терпения в отношении всякой там вермишели-постного масла огромна. Она огромна даже в отношении высоких марок качественных вин. А вот если вы живете на фиксированные доходы, то как правило вы принадлежите к такой категории, для которой каждый рубль повышения цен на еду - весьме чувствителен.

И тут начинается та шизня, которая мучает жителей во все времена высокой инфляции. Почему стало столько балов и приемов? Почему битком набиты игорные заведния? Почему нищий видит, как выходя из ресторана дают швейцару сто франков на чай? Почему столько роскоши в столицах? Они наверно ограбили провинцию? Да нет, то есть ограбили, но не прямо, а хитро - потому в столице столько роскоши, что тут Вася деньги печатает и раздает первополучателям. Поэтому не только Коля с Петей подтягиваются поближе, но и те, кто их обшивает-одевает, кормит и поит, развлекает и лечит тоже. В самом конце данной цепочки стоит простодушная жертва этой политики - житель дальних областей и работник непрестижных отраслей, пенсинер государственных пенсий, студент государственных вузов, инвалид государственных пособий и прочий библиотекарь-почтмейстер, вагоновожатый учитель, да просто любой получатель зарплаты и ренты, стоящий далеко от раздаточного лотка государственной кассы.

Все подобные эпизоды - как под копирку. Франция при бумажных ассигнатах, Германия времен Веймарской республики, Советская Россия при военном коммунизме, Венгрия, Зимбабве - везде островки бурлящей роскоши посреди беднеющего с каждой пульсацией экономики населения. Население сбито с толку - откуда, ну откуда все эти приметы роскошной жизни, как это объяснить - спрашивает себя простодушный человек.

А ведь это он, наш простодушный, сочувственно кивал, читая в газетах о том, как задыхается "экономика" без совершенно необходимых ей дополнительных денег. Он вертит головой, не успевая пересчитывать возросшие числом бентли с феррарями на столичных улицах. Дорогие кафе полны. Битковые джеты на самые дорогие курорты мира он не видит, но их пассажиры видят друг друга и горой стоят за мудрого Васю. Простодушный сперва удивляется, потом возмущается, потом наливается злобой. Большой злобой. А там и ненависть подоспела. К богачам и свободному рынку. Вон, в газетах экономисты пишут, что неравенство и ограбление трудящихся - непременный его атрибут.

Вася, конечно, тоже видит, что происходит что-то не то. Васе надо что-то делать. Но вся штука в том, что и Вася, и журналисты со своии экономистами, и все люди с улицы, и Коля с Петей, - все они знают, что инфляция - это когда растут цены. Так их выучили учебники и вузы. А цены у нас кто устанавливает? При свободном рынке? Правильно, торговцы. Вот кто виноват, люди! (тут, повторю, полное единство Васи и народа). И начинается фиксация самых разных цен, и встают очереди по тротуарам, и высокопоставленное лицо, провожая вас в глубины необъятной квартиры, предупреждает - здесь мешки с сахаром, а здесь - с рисом, не споткнитесь, пожалуйста...

Government-run higher education explained

Комментарий Валерия Кизилова под репостом Вадима Новикова записи Ивана Любимова в Фейсбуке:

"Компании Кремниевой долины хотят, чтобы к ним из Пензы приезжали сильные инженеры, а пензенская "Пятерочка" хочет нанимать кассиров с дипломами экономистов и менеджеров местного вуза. Кому же помочь деньгами российских налогоплательщиков? Если первым, то надо улучшать пензенские вузы до уровня Физтеха, если вторым, надо оставить все как есть. Еще есть предложение российских технократических властей - переименовать в Пензе экономические и юридические факультеты в кассирские. Все это, конечно, лучше, чем людоедские идеи либертарианцев!"

https://www.facebook.com/posic/posts/5060070937341033
https://www.facebook.com/vadim.novikov.39/posts/10226593378845263
https://www.facebook.com/ivan.lyubimov.73/posts/10159229566322347

Лучше бы было наоборот

Современный мир верит в науку, но не уважает ученых. Символом этого неуважения стало абсурдное, но (похоже) набирающее популярность представление, что ученые вообще не должны быть особенно умными, талантливыми, лично преданными науке и проч., а просто их должно быть много и они должны конкурировать за морковки рецензируемых публикаций и количественных показателей цитируемости.

При этом научные исследования финансируются из госбюджетов (что делает бездумное, безответственное использование библиографической статистики и прочих превратных стимулов неизбежным).

Правильно было бы наоборот: уважать ученых в личном плане, а к теориям их относиться скептически.

При этом госбюджетное финансирование научно-образовательной отрасли прекратить, оставив это дело на усмотрение частных лиц и частных организаций. Обоснование этого решения должно быть следующим: конечно, наука и образование -- дело важное. Именно в силу этого, их финансирование и управление ими -- дело нетривиальное. Соответственно, заниматься этим должны люди, которые верят в то, что в этом разбираются, настолько сильно, что готовы вкладывать собственные деньги (время, и т.д).

Подготовился к грядущим трудным временам

на почве паники, вызванной совпадением массового спроса на панику с субсидированным из госбюджетов предложением паники.

Осуществил задуманное еще неделю-две назад. Сходил в парикмахерскую подстигся. Чтобы лишний раз не выходить из дома в обстановке паники (когда, того гляди, и парикмахерские закроются).

По-моему, это примерно все, что я могу сделать (из имеющего смысл).

«Если счастье станет национальной валютой, какая работа сделает вас богатым?»

https://antimeridiem.livejournal.com/1076321.html

Доказательство теорем про контрамодули, очевидно. Плюс написание статей про контрамодули и чтение лекций про контрамодули (и смежные вопросы). В общем, то, чем я сейчас занимаюсь.

Когда/если контрамодули полезут из ушей, переключусь на какую-то следующую тематику. Контрагерентные копучки, например (временно отставленные в сторону еще в 2015 году).

К предыдущему

Поскольку, как я погляжу, когда я пишу "очень просто", то понять, что имеется в виду, оказывается довольно трудно -- напишу совсем уж в лоб. Наверное, опять будет непонятно, но тут уж как всегда.

Государственный чиновник управлять наукой никаким осмысленным образом неспособен. И не управлять ей он не может, до тех пор, пока через него идет финансирование. Поэтому ситуация, когда наука финансируется из средств налогоплательщиков, перераспределяемых через госбюджет, является безнадежной.

Столь же безнадежен ее подвариант, когда, вместо прямого или косвенного бюджетного финансирования (или, скорее, наряду с таковыми) некому списку университетов государством предоставляется некий список монопольных привилегий в расчете, что такой университет будет заниматься поощрением наук. Потому, что никакая контора с монопольной привилегией не знает, что является наукой и что ею не является.

Люди, не ценящие и не уважающие свободу, никаких научных истин знать и научных знаний иметь не заслуживают и не будут, а если вдруг какие и имеют, то утратят. Так я считаю.

Финансирование науки

https://www.facebook.com/ilyaschurov/posts/10213278977668617

Все очень просто. Никакая группа людей, никакое сообщество, не может систематически получать финансирование извне по принципу -- дайте нам денег, мы их поделим между собой, как сочтем нужным, а перед вами как источником средств отчитываться не станем и никак контролировать себя вам не позволим. Это невозможно.

И не привело бы ни к чему хорошему, если бы вдруг, каким-то невероятным образом, оказалось возможно. И любой начальник, администратор любого рода, находящийся вне "сообщества" и сколько-нибудь здраво на вещи глядящий, это прекрасно понимает. И если не в чем-нибудь другом, то в этом -- подчеркиваю, в этом, -- он абсолютно прав.

А ученые, выступающие с подобными призывами и требованиями, сугубо неправы. Неправы настолько, что вряд ли их мечтам суждено сбыться хоть ненадолго. Но если даже вдруг, то см. выше.

***

До тех пор, пока научные исследования проводятся не исключительно на личные средства ученых, а получают существенное финансирование от каких-то людей или организаций, состоящих из людей, научными работниками не являющихся -- до тех пор люди, научными работниками не являющиеся, будут существенно участвовать в управлении научными исследованиями.

Если кто-то надеется, что можно добиться того, чтобы ученые по существу все решали сами промеж себя, а людям, выделяющим финансирование, отвести роль статистов -- то надежды эти пустые.

По-настоящему релевантный системный вопрос только один -- что это за внешние люди, выделяющие финансирование. Как устроены организации, от имени которых эти люди выступают. В чем состоит мотивация этих людей, в какое положение ставят их их обстоятельства, и под воздействием каких стимулов они находятся.

Памяти отца: Австралия

Ты ожил, снилось мне, и уехал
в Австралию. Голос с трехкратным эхом
окликал и жаловался на климат
и обои: квартиру никак не снимут,
жалко, не в центре, а около океана,
третий этаж без лифта, зато есть ванна,
пухнут ноги, "А тапочки я оставил" --
прозвучавшее внятно и деловито.
И внезапно в трубке завыло "Аделаида! Аделаида!",
загремело, захлопало, точно ставень
бился о стенку, готовый сорваться с петель.

Все-таки это лучше, чем мягкий пепел
крематория в банке, ее залога --
эти обрывки голоса, монолога
и попытки прикинуться нелюдимом

в первый раз с той поры, как ты обернулся дымом.

Нос вытащишь, хвост увязнет

В чем было преимущество моей прежней манеры работы, при которой текст пишется через 10-15 лет после того, как было придумано его основное содержание? В том, что за это время технические аспекты отшлифовываются. Терминология, естественный уровень общности, детали доказательств и т.д.

А в чем недостаток? Да в том, что помереть же за столько лет можно! И тогда идеи мои гениальные ни в каком виде никогда не увидят света! Получится, что унес я их с собой в могилу. А это жалко.

И потом -- ведь у меня теперь есть соавторы! Читатели! Что ж им, по десять лет ждать, что ли, пока я усядусь за письменный стол?

Не говоря о том, что когда все время собираешься в обозримой перспективе помереть от финансового банкротства ввиду исчерпания источников средств к существованию -- то, в общем, как-то оно само собой приходит, что лучше все-таки чего-то там на Архив вывешивать. Образуются от этого источники средств к существованию или не образуются, но, по крайней мере, как говорится, помирать, так с музыкой.

Но потом ведь проходит совсем немного времени! Буквально год, на худой конец, два! И оказывается, что все это можно обобщить! Улучшить! Усилить! Изложить умнее, объяснить понятнее, и т.д. А статья-то уже подана в печать! Рецензент ее читает! Или она уже принята к печати! Вышла из печати!

И что же мне теперь делать? Писать вторую такую же статью, только лучше? А потом и третью, да?

Дозвонился до Безек Бейнлеуми

который делает мне дома интернет -- в противоположность просто Безеку, который тоже делает мне дома интернет (два Безека нужны, чтобы сделать мне одному дома интернет, одного Безека недостаточно).

Похоже, что здесь в Израиле право банка блокировать мой счет в любой момент и без каких-либо последствий для себя удачно компенсируется моим правом перестать оплачивать мои счета в любой момент и без каких-либо последствий для себя. Судя по тому, что сказали мне в Безеке Бейнлеуми -- в другой какой стране мой домашний интернет давно бы уже был отключен за неуплату (чего я, собственно, и опасался). Но здесь они, похоже, за неуплату не отключают. Связаться с неплательщиком тоже не пытаются.

Так или иначе, Безек Бейнлеуми будет теперь списывать платежи с карточки, выданной мне моим банком в Праге.