Category: путешествия

Четверть века назад

а точнее сказать, в середине сентября 1994 года, я впервые в жизни пересек границу бывш. СССР, а точнее сказать, пространства, занимаемого территориями европейской части России и Украины. Направлялся я в США, где провел осенний семестр 94-95 учебного года -- три с половиной месяца, до конца декабря.

Служил я там визитором математического департамента Гарвардского университета на каком-то гранте для русских (или бывш. советских) ученых. Мне заплатили гигантские не только по моим тогдашним, но даже и по нынешним меркам деньги (что кажется особенно невероятным, если учесть, что у меня тогда даже не было степени Ph.D., которую я получил только в 1998), я съездил к друзьям и родственникам в Юту и в Калифорнию, и мы с Сашей В. сделали вот эту работу -- https://www.intlpress.com/site/pub/pages/journals/items/mrl/content/vols/0002/0006/a008/

А непосредственно перед отъездом в Штаты, на рубеже августа-сентября 1994 в Москве, я, напрягшись в русле приведения мыслей в порядок для подготовки к поездке, сделал эту работу -- https://arxiv.org/abs/alg-geom/9507014 . Я точно помню, когда это было, поскольку у меня осталось отчетливое воспоминание, что в процессе размышлений у меня очень сильно болела голова -- до такой степени, что я не смог, как тогда собирался, придти 1 сентября к 57-й школе.

Вернувшись в Москву на Новый год, я потерял чуть ли не месяц в неработоспособном состоянии из-за джетлага (с непривычки). Зато я привез себе домой из Америки новенький лазерный принтер Панасоник (так, кажется) -- в дополнение к компьютеру 486 DLC, который у меня был еще с начала 94 года. Потом я провел несколько весенне-летних месяцев, осваивая понятие точной категории, которое было мне нужно, чтобы заниматься мотивами с конечными коэффициентами (естественным продолжением сюжета работы с Сашей В., сделанной в Бостоне). А в сентябре 95 приехал в Гарвард снова -- на этот раз, уже в аспирантуру.

Двадцать лет назад

Между прочим, не отмеченной прошла двадцатилетняя годовщина. В начале августа 1999 года американское посольство в Москве отказало мне в визе, с которой я собирался приехать на семестр по группам Галуа в MSRI.

С тех пор я не пересекал границ США, и впредь до конца жизни пересекать их не планирую. Мне есть чем заняться, помимо безнадежного обивания порогов и заполнения анкет. А главное -- по мне, это проблема американского народа, а не моя, что я к ним не езжу. Они учредили свою визовую политику в ее нынешнем виде, им с ней и разбираться.

Более того -- как выяснилось впоследствии, не езжу я даже и в Канаду, куда с израильским паспортом виза, вообще говоря, и не нужна...

В Праге льет как из ведра

и не первый час уже. Яндекс-погодная карта сообщает, что сплошная полоса дождя протянулась от Щецина и Торуни через Берлин и Мюнхен до Берна и дальше.

К предыдущему

Непосредственным толчком к появлению этой работы стала моя попытка подготовиться к поездке в Падую, освежив в памяти работы человека, меня туда пригласившего, ранее рекомендованные мне к прочтению моим пражским соавтором. На самом деле, я размышлял на эти темы еще с прошлого года, и вот, наконец, в конце марта картинка сложилась у меня в голове, и я начал писать статью, теперь доехавшую и до Архива.

В более широком смысле, оба препринта этого года, и нынешний майский, и предыдущий мартовский, стали развитием идей лета-осени 2016 года. Все это -- последствия предпринимавшейся с начала лета 2016 года попытки понять то, что называется по-английски tilting theory, и в частности, роль контрамодулей и подобных им сущностей в этой теории, на которую указал мне мой пражский соавтор в своих январских, 2016 года, е-мейлах.

Е-мейлы эти, как я понял, были написаны им под впечатлением от чтения введения к нашему совместному препринту с другим чешским математиком, из Брно. Этот препринт теперь уже вышел из печати; а совместные с моим пражским соавтором тексты, написанные в основном мной под сильным влиянием переписки с ним, как-то застряли и не движутся, до Архива не доехали. Поскольку в контексте моих размышлений эти работы заняли важное место, результатом является появление текстов, развивающих идеи того, и ссылающихся на то, что само по себе публично недоступно.

Статья, которую я теперь собираюсь писать -- http://positselski.narod.ru/fullyf.pdf -- является развитием другой идеи лета-осени 2016 года, возникшей в ходе работы над текстом, идея написания которого, в свою очередь, возникла под влиянием знакомства и бесед с немецким математиком из университета Дуйсбург-Эссена на конференции в Пизе в июне 2016 года (прослушивания его доклада, а потом и чтения его препринта).

Боже мой

что же это такое здесь случилось-то? Постинг "Истерика-пощечина" -- http://posic.livejournal.com/1403474.html -- открывший мой нынешний симуляционный период, был написан 12 ноября -- меньше полутора месяцев назад. В каком мире я жил тогда, и в каком -- сейчас? Это же земля и небо.

Завтра утром я выписываюсь из гостиницы в Брно, еду на кампус, оттуда на вокзал, в Прагу, ночной самолет, и послезавтра утром я должен быть уже в Израиле. В Израиле больно жить; это сгусток силы духа; неприхотливый военный лагерь. Самая главная страна; страна самого главного народа; light unto the nations.

Больно -- но не больнее же, чем раньше? Наверное, ситуация будет теперь меняться к лучшему. Но я не знаю. Да будет воля Твоя. Спасибо Тебе за все. Это какая-то совершенно поразительная жизнь.

Многочлены пятой степени с циклической группой Галуа (из-под замка)

Вопрос юзера gaz_v_pol:

Ты случайно не знаешь, вот если взять многочлены степени 5 от одной переменной с целыми коэффициентами. У некоторых из них группа Галуа циклическая, C(5). Спрашивается, можно ли это сформулировать в виде условия на коэффициенты многочлена? Или в виде параметризации этих коэффициентов?

Мои ответы в комментах к этому постингу.

Не был бы в отпуске, ответил бы предложением уволить меня по собственному желанию во вторник

Subj: [Sector 4.1] Визит помощника Президента РФ Фурсенко А.А.
Date: 6 окт. в 21:41 {московское время}

Дорогие друзья,

Ниже письмо ученого секретаря ИППИ Н.Е. Бариновой. В соответствии с ним нам надо обеспечить присутствие сотрудников в указанный день. Это не строго обязательно, но по возможности надо быть. Пожалуйста, дайте мне знать, кто из вас и в какое время сможет присутствовать. Если у меня появится информация о более точном времени визита А.А. Фурсенко, я обязательно сделаю рассылку.

--
Всего доброго,

Крюкова Елизавета
Лаборатория 4 (Добрушинская математическая лаборатория)
Лаборатория 5 (Квантовая физика и информация)
Сектор 4.1 (Алгебра и теория чисел)


-------- Исходное сообщение --------

Тема: Визит помощника Президента РФ Фурсенко А.А.
Дата: Thu, 2 Oct 2014 13:35:43 +0400
От: Баринова Наталья Евгеньевна
Организация: ИППИ РАН
Уважаемые руководители структурными подразделениями ИППИ РАН!

В среду, 8 октября ожидается визит в наш Институт (в основное здание по Большому Каретному переулку) помощника Президента Российской Федерации Андрея Александровича Фурсенко.
Большая просьба обеспечить присутствие на рабочих местах сотрудников вверенных вам подразделений. Чистота и порядок в помещениях, корректное поведение, безусловно, подразумеваются. Для сведения: рабочий день в Институте определён интервалом 9:30 - 18:15 с 30 минутным обеденным перерывом.

По поручению директора Института
Н.Е. Баринова

Update: Ср. http://posic.livejournal.com/1025387.html

Новости попытки эмиграции

Исходя из имеющейся на сегодняшний день информации, дело выглядит так, что с истечением моей шенгенской визы 1 мая я возвращаюсь в Москву, как минимум, на несколько месяцев. Чешским математикам в Праге и Брно, похоже, действительно интересно то, что я имею рассказать, но оформить мне визу с разрешением на работу со 2 мая они не берутся. Основная проблема, как обычно, именно в визе/иммиграционном статусе -- деньги для меня, по их словам, у них есть. Хотя тоже, видимо, не со второго мая и не непрерывно до бесконечности.

Рассматривавшийся запасной вариант с поездкой в Израиль за израильским гражданством не выглядит перспективным. Здесь в Праге мне верно (по всей видимости) замечают, что отношения с Россией у Чехии плохие, а с Израилем хорошие, и это может иметь значение. Однако, мнение графа Потоцкого, в смысле, израильских властей, как говорится, тоже неплохо бы спросить.

Последние, насколько удалось понять, как условие предоставления гражданства хотят не только 0. доказательств еврейского происхождения (что еще туда-сюда) и 1. справку от российских властей об отсутствии судимости (что уже хуже, но, по крайней мере, as a matter of fact, никаких судимостей у меня ни в одной стране никогда не было, гражданские процессы, как я понимаю, не в счет), но и 2. намерения избрать Израиль своим основным местом жительства (что проблематично в той мере, в которой спрос на меня как на математика в Израиле не просматривается, не говоря о том, что не вполне соответствует первоначальной идее про Чехию).

Помимо всего перечисленного, израильские власти зачем-то интересует 3. наличие у меня психических заболеваний. Этот последний момент, видимо, уже закрывает вопрос: перспектива убеждать компетентные ведомства какой бы то ни было страны в том, что психиатры не считают меня верблюдом, никогда меня не прельщала, не прельщает и сейчас.

К предыдущему

На самом деле, этот научно-писательский проект -- не только или даже не столько "новый", сколько, прежде всего, "последний", завершающий. Завершающий, собственно говоря, этот "второй московский" период моей жизни, 2003-14 годы. Работа, робко задуманная весной 2012, в основном сделанная в сентябре 2013...

Время кончалось-кончалось, и совсем кончилось, и вот я сижу уже один в просторной, недорого обставленной квартире в Виноградах, в Праге, за столом на кухне (поскольку стол в комнате совсем уж никуда не годится), на собственноручно принесенном из ближайшего магазина домашней утвари и мебели, совмещенного с кафе-кондитерской, мягком прочном стуле (поскольку имевшиеся в квартире стулья все совсем уж никуда не годятся, кресел же тут и вовсе нет), и печатаю по клавишам. Сплошной поток деловых встреч и поездок, занявший всю прошлую неделю, на этой неделе поиссяк -- ну, и как еще мне тут проводить время? Не слоняться же по улицам, в самом деле.

То есть, город, конечно, прекрасен, и я б с удовольствием, но в другой обстановке. Нельзя терять время, главное, не терять время. Вот зачем я, например, до сих пор не удосужился купить себе шампунь? И домашние тапочки? И добраться до прачечной? Собственно, вот уже три дня, как я не выхожу из эпсилон-окрестности своей квартиры. Сижу, печатаю по клавишам. Благо, кафешки тут на расстоянии вытянутой руки. И даже отделение банка рядом есть, хоть общего языка с тамошними клерками у меня и нету.

Неважно. Завтра с утра я уезжаю в гости к двоюродному брату в Регенсбург, в понедельник у меня доклад в университете в Праге. К тому времени, кстати, шампунь неплохо было бы уже и купить. Начиная со вторника -- опять, пока что, никаких планов. Аж до самых выходных в середине апреля, когда я, вроде бы, еду с докладом в городок под названием Trest (не умею делать диакритику, но она в этом слове стоит над тремя буквами из пяти -- ближайшей русской аппроксимацией будет, кажется, Тжешть; по-немецки Triesch). Это у них там предполагается совместная конференция математиков из Праги и Брно.

В промежутках же, значит, печатать по клавишам. Мои архивные обновления февраля и марта месяца сего года пришлись здесь, кажется, очень ко двору, в Брно и Праге. Глядишь, и текст про Бокштейна и редукции успеет написаться, во-первых, и заинтересует кого-нибудь, во-вторых. Никогда ж не знаешь. А что остается? Делай, что должно, и будь, что будет.

Даст Бог, во второй половине апреля ко мне сюда приедет И., и тогда у нас будет небольшой отпуск.

А. Городницкий. Штутгарт

Был и я когда-то юн и безус,
Да не помнится теперь ничего.
В этом городе повешен был Зюс,
Эта площадь носит имя его.
Был у герцога он правой рукой,
Всех правителей окрестных мудрей.
В стороне германской власти такой
Ни один не добивался еврей.

Не жалея ни богатства, ни сил,
Став легендою далёких времен,
Многих женщин он немецких любил,
И за это был в итоге казнён.
Я прочел это полвека назад,
У завешенного сидя окна,
А за стенкой замерзал Ленинград,
А за стенкой громыхала война.

Скажет каждый, у кого ни спрошу:
В этом городе повешен был Зюс.
Отчего же я здесь вольно дышу,
А в Россию возвращаться боюсь?
Я сегодня, вспоминая о нем,
Путь к спасению последний отверг,
Там где солнечным восходят вином
Виноградники земли Вюртемберг.

Я сегодня, вспоминая о нем,
Путь к спасению последний отверг,
И уносятся назад за окном
Виноградники земли Вюртемберг.