Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Семь с половиной лет назад

В середине марта 2014 года, когда я впервые в жизни прилетел в Прагу, у меня было 14 рецензированных публикаций. Сегодня у меня их 42.

В три раза больше, однако. Таки есть разница.

Семь лет назад

11 сентября 2014 года я получил израильское удостоверение личности и статус нового репатрианта. Жил я в тот момент в Беэр-Шеве (откуда в начале октября переехал в Хайфу), но документы мне выдали в Реховоте. Практически это означало израильское гражданство, хотя формально гражданство, если от него не отказаться, автоматически присваивалось после этого через три месяца (в силу какой-то юридической хитрости, специально предназначенной для новых репатриантов из США, кажется).

После этого момента я прожил четыре года в Израиле, где служил полгода визитором в Технионе и потом больше двух с половиной лет постдоком в университете Хайфы. В сентябре 2018 я уехал в Прагу, где продолжаю сейчас жить с изральским паспортом. Срок действия моего российского загранпаспорта истек в ноябре 2014; с тех пор я живу и езжу по миру только с израильскими документами.

Что сказать? Если говорить о мечтах сентября 2014 года, то многие из них сбылись. От доказательства очень плоской гипотезы до полупостоянной чисто исследовательской позиции в Праге. Счастья мне это не принесло, но о нем я и не мечтал. Об улицах Хайфы, где я жил и гулял, вспоминаю до сих пор. Даст Бог, если я доживу до конца нынешней безумной паники, я еще приеду погулять в Хайфу.

Сегодня MathSciNet знает одну мою работу (важную и довольно известную статью), в которой первым (основным) местом работы указан хайфский Технион. И еще десять работ, в которых таковым значится университет Хайфы. Правда, написан он там неправильно (Haifa University вместо University of Haifa). Я один раз неправильно написал, а дальше уж MathSciNet следовал этому первому написанию.

Re Fauci и "уважение к науке" (из-под замка в Фейсбуке)

Вообразим себе, что некий Икс, специалист по бесконечность-категориям, начал заявлять и рассказывать, как из бесконечность-категорий следует, что люди не имеют права больше жить нормальной жизнью, а надо превратить весь мир в тюрьму. В такой ситуации было бы более чем уместно дворникам, водопроводчикам и медикам порассуждать о бесконечность-категориях. Особенно в плане, что Икс мудак и все бесконечности егойные -- ахинея.

Семь лет назад

11 мая 2014 года я прилетел из Москвы в аэропорт Бен-Гуриона. Я поселился в снятой по букингу квартире-студио на (любимой с тех пор) улице Бен-Иегуда в Тель-Авиве. Дорогущее жилье это предназначалось для отпускников-курортников, и в самом деле, находилось в двух шагах от пляжа. Но к морю я не ходил, а ходил в лавки и конторы, звонил по телефону, ездил и встречался с людьми. До конца месяца я сделал по докладу в четырех израильских университетах (вернее, в трех университетах и институте Вейцмана) -- https://posic.livejournal.com/1067338.html .

За последующие четыре с половиной года в Израиле я успел пожить в Кфар-Саве, Беэр-Шеве, Реховоте и Бат-Яме, несколько раз бывал у родственников в Нешере и Ашкелоне, и у друзей или по делам в Иерусалиме, но эмоциональная привязанность у меня осталась к Тель-Авиву и Хайфе. В Хайфе, на улице Алленби, я прожил бОльшую часть этих лет -- сперва полгода (октябрь 2014 -- март 2015) в общежитии Техниона, а потом в большой съемной квартире в старом доме напротив этого общежития. Там я ходил в "ульпан Аба-Хуши", что в здании Сохнута (в двух шагах от моего жилья). Там были написаны мои препринты марта 2015 -- августа 2018 годов, включая работы по наклонно-конаклонному соответствию и доказательство очень плоской гипотезы.

А в последний раз (пока что) я успел съездить в Израиль в отпуск в январе 2020 года, непосредственно перед началом нынешней паники, сделавшей (для меня) поездки эффективно невозможными. Очень удачно успел. Я снова остановился в Тель-Авиве в курортно-пляжной квартире в двух шагах от моря, но чуть южнее, чем в мае 2014, рядом с углом Алленби и Бен-Иегуда. Была израильская зима с чередованием дождя и солнца, но больше дождя. Я гулял вдоль моря и по городу, съездил на доклад в Беэр-Шеву и в гости в Хайфу.

Семь лет назад

17 марта 2014 года я впервые приземлился в Праге. Из этих семи лет, я провел в сумме примерно половину времени в Чехии и половину в Израиле, плюс три месяца с гаком в Италии и немножко в Бельгии, Франции, Англии, Китае, Словакии, Германии.

В Израиле я жил в Тель-Авиве, Кфар-Саве, Беэр-Шеве, Реховоте, Хайфе и Бат-Яме. В Чехии -- в Праге и Брно. В Италии -- в Кортоне, Пизе и Падуе. В остальных перечисленных странах -- в Антверпене, Бюр-сюр-Иветте, Ланкастере, Ханчжоу, Братиславе и Штутгарте. На короткий промежуток со 2 по 11 мая 2014 я возвращался в Россию (но потом уж больше не).

Что сказать? Семь лет -- это такой срок, за который успеваешь вырваться из одного тупика и оказаться в другом. Путь от кризиса до кризиса можно пройти за это время. Фокус сводится к тому, чтобы продуктивно, плодотворно поработать в промежутке.

Есть ли у меня надежда? Почти никакой. Но надежды не было и осенью 2013. И весной 2006 ее тоже не было. И летом 1998.

Семь лет назад

17 марта 2014 года я, вылетев из Москвы, впервые приземлился в Праге. Мне был (недавно исполнился) 41 год. Мой полный список публикаций составлял 21 позицию. Среди них было 14 работ, вышедших из печати в рецензируемых изданиях, две статьи рассматривались в редакциях, одна была многократно отвергнута.

Сегодня мне 47 лет, мой полный список публикаций составляет 58 позиций. Среди них 39 работ, вышедших из печати в рецензируемых изданиях, одна статья опубликована электронно на сайте журнала, еще две приняты к печати и ожидают корректуру, на одну статью пришла одобрительная рецензия, пять работ рассматриваются в редакциях.

Почти втрое.

При этом первую свою научную работу (короткую заметку) я отнес в журнал... в мае 1990 года, когда мне было 17 лет.

Почему так получается? Потому, что я всегда считал, что надо сначала думать, а писать потом -- когда есть что сказать? Потому, что русские долго запрягают, но быстро ездят? Потому, что я правильно ткнул пальцем в карту мира в марте 2014 года?

За окном рвутся петарды

Идя домой от трамвая, я видел цветные фейерверки. До полуночи остаются три часа с небольшим.

Второй раз в жизни я встречаю Новый год в Праге. Первый раз был год назад. Тогда я был гораздо оптимистичнее.

Мехмат, первый курс (вынос комментов из-под замка в Фейсбуке)

На моем потоке Стечкин читал матанализ. Я сходил на первую лекцию или две из праздного любопытства, потом перестал.

Стечкин колоритный был персонаж, да. Могу подтвердить. На первой лекции объяснял, что самое главное слово это "ситуация". А также, чем "или" отличается от "либо".

Но более сильное впечатление на меня произвел Кострикин, читавший алгебру. Он доказал студентам-первокурсникам на первой или второй лекции важную теорему, что отображение из конечного множества в себя инъективно тогда и только тогда, когда оно сюръективно. Метод доказательства был мне знаком по книжке Атья-Макдональд "Коммутативная алгебра", где он применялся к артиновым и нетеровым модулям над кольцом (вместо конечных множеств). После этого я все понял и перестал ходить на лекции.

Публикационная статистика

Из 12 препринтов пражского периода (с сентября 2018), три уже вышли из печати, один принят к печати, шесть рассматриваются в редакциях, два требуют доработки.

Из 21 препринта израильского периода (условно, январь 2015 -- август 2018), 16 уже не только вышли из печати, но и появились в базе MathSciNet. Еще один из этих препринтов опубликован на сайте журнала (выход из печати ожидается в 2021 году), один рассматривается в редакции, один не предназначается к рецензированной публикации, два требуют доработки.

Из 3 препринтов 2012-14 годов, два вышли из печати в 2018-19 годах, один требует доработки. Из 9 препринтов 2007-11 годов, все 9 вышли из печати в 2010-15 годах.

***

Итого 45 работ за 13 лет. Из которых уже вышли из печати 30. А за предыдущие 17 лет -- 10 работ. Из которых опубликованы в рецензируемых изданиях 8.

Из-под замка (re "пассивная агрессия")

Мне кажется, современный мир в принципе не принимает логики, по которой от неприятного общения можно просто отказаться. Каждый обязан общаться с каждым, кто подвернется или кого дадут. Такой большой районный детский сад или школа, недобровольный коллектив, куда попадают по месту прописки, распределению и очереди. Одногруппников по детскому саду не выбирают. Да и отказаться общаться с одногруппником нельзя ни практически, ни по правилам внутреннего распорядка детского сада.

Отсюда растут корни большой части современной теоретической психологии и виктимологии.