Category: общество

Скандал на StackOverflow

https://www.facebook.com/vguriev/posts/10156960899003305
https://www.facebook.com/dmelamud/posts/10157776656046462
https://www.facebook.com/posic/posts/3020093208005493

Постинг vguriev:

"на stackoverflow (это очень хороший сайт вопросов и ответов, изначально заточенный под программистов, но теперь про много что) мегадрама из-за местоимений.

все началось с того, что людям с нетрадиционным гендером не понравилось, что к ним часто обращаются, используя не те местоимения. и, в общем, они попросили использовать так называемое singular they, чтобы уж точно никого не обидеть.

тут внезапно подняли голову трансгендеры, которые сказали, что не для того они трансгендеры, чтобы к ним так обращались.

пока модераторы всех гендеров и мастей и администрация сайта обсуждали, какие изменения нужно внести в правила, в чат пришла модератор моника.

модератор моника — эмпатичный иудей.

ребят, сказала моника, а вы не против, если я буду формулировать так, чтобы мне не пришлось использовать ни singular they, ни эти ваши гендеры, я целиком на вашей стороне (э — эмпатия), но вас много, а я одна, я запутаюсь.

я же не обязана использовать ваши местоимения, если я не использую местоимения вообще, правда?

это оказалось слишком оскорбительно.

так что в ответ модератора монику просто выгнали из модераторов за нарушение правил, которые еще не вступили в силу.

более того, ее выгнали вечером в пятницу, перед довольно важным для иудеев днем, на который, кажется, еще пришелся и новый год.

с новым годом, моника!

а модераторы на сайте работают бесплатно, это просто волонтеры, и они немножко офигели.

и начали понемножку увольняться сами, потому что в гробу они это видели.

надо сказать, что представители LGBT+, с которых все и началось, к этому моменту немножко прифигели от происходящего и тоже начали с проклятиями валить.

чтобы у вас не сложилось ощущения, что во всем виноваты трансгендеры, давайте я скажу, что их тоже потрясла ожесточенность, с которой администрация начала бороться за их права, и к этому моменту они сидели тише воды, ниже травы.

тем временем директор по работе с сообществом дала интервью в сми, в котором рассказала, что администрация молодец, а модератор, которого выгнали, сам виноват.

модераторы начали валить быстрее. за несколько дней от модераторства отказалась чуть ли не сотня человек.

тут на сайте почувствовали, что что-то идет не так, и директор по работе с сообществом все-таки решила пообщаться с сообществом и написала пост, суть которого заключалась в том, что моника, конечно, сама виновата, и мы от своих принципов не отступим, но надо было выгнать эту неблагодарную тварь, которая бесплатно работала на сайте несколько лет, не в пятницу, а в понедельник. это было бы уважительно по отношению к ее религиозным правам.

удивительное дело, но все стало еще хуже.

сегодня, наконец, высказался директор по продукту, он же CTO, он же начальник директора по работе с сообществом.

он наконец выдавил из себя нечто действительно похожее на извинения и сказал, что администрация постарается больше не косячить и на этой неделе обсудит с модераторами новые правила и выложит их в доступ для публичного обсуждения.

с моникой непонятно, что будет, но выгнали ее не по правилам, так что они еще раз подумают и, возможно, выгонят теперь так, что комар носа не подточит, не волнуйтесь.

cto, судя по всему, еще не в курсе, что на этой неделе у иудеев еще один праздник, йом киппур.

жальче всего в этой ситуации нового ceo, который вышел на работу первого октября.

наверняка ему обещали, что это тишайшее место в интернете, просто программисты собрались и пишут что-то себе.

нормальная у чувака выдалась неделя.

и все, сука, из-за парочки местоимений."

dmelamud пишет:

"Комментарии не менее прекрасны ;)

А если серьезно, то всё это очень печально. Было очень удобно заниматься своим программированием и не разбираться во всяких социальных вопросах - просто автоматически присоединяться ко всему "либеральному" и "прогрессивному". А теперь демогоргон подрос, сожрал любимого котика, и собирается с друзьями устроить большое пиршество на развалинах города. И пленных они не берут."

Мой комментарий:

Это хорошо, что происходит абсурд. Без stackoverflow можно жить, хотя и грустно, а без свободы слова жить нельзя совсем никак. Поэтому чем более абсурдной эта ситуация будет становиться, и чем быстрее она будет становиться все более абсурдной, тем больше шансов, что порочность всей, так сказать, парадигмы будет в обозримой перспективе осознана, и что носителям ее будет даден подобающий отпор. В чем должен состоять такой отпор, я уже писал: антидискриминационное законодательство должно быть отменено. Это вынет фундамент из-под порочной конструкции.

Пять лет назад

11 сентября 2014 года я стал гражданином Израиля. Вернее сказать, в тот день я получил статус "нового репатрианта", оле хадаш. Гражданство после этого автоматически присваивается через три месяца (если новый репатриант не откажется от гражданства).

Найти постоянную работу в Израиле не получилось, но я провел прекрасные, очень продуктивные четыре года в Хайфе (за вычетом многочисленных разъездов), а перед тем еще немножко в Беэр-Шеве и других городах.

А теперь я живу с израильским паспортом в Праге.

Никого ни в чем убедить нельзя

и аргументы бесполезны -- вот, что показывает скромный опыт молодого человека. Если слова бесполезны, то молчаливая настойчивость бесполезна вдвойне -- вот, что показывает печальный опыт человека на склоне лет.

Столкнувшись с бесплодностью слов, обычно думаешь -- я не могу тебя сейчас переубедить, но я вижу лучше тебя. Я вижу дальше. Пройдут годы, я буду действовать, как считаю правильным, появятся результаты -- и ты убедишься, что я был прав.

Да, в каком-то смысле ты видишь лучше него, наверно. Да, ты можешь действовать, как считаешь правильным. И да, результаты появятся. Но нет, они не убедят его ни в чем.

Его мировоззрение может быть в твоих глазах ошибочным, но оно работает для него как-то, т.е., в практическом плане оно более-менее консистентно. Признавать ошибки ему приходится нечасто, а по важным вопросам -- так и практически никогда.

Пройдет четверть века, и все останется, как было, за исключением того, что вы оба станете на четверть века старше. Если сотрудничество с какими-то человеком или людьми не складывается, то лучшее, что можно сделать -- это найти других людей.

Re Plácido Domingo

Напоминаю, что антидискриминационное законодательство несправедливо по сути своей и должно быть отменено целиком, включая запреты дискриминации по полу и расе по месту работы, в образовательных учреждениях, и т.д. Соответственно, не должно быть никаких государственных законов, запрещающих начальникам делать интимные предложения подчиненным.

К сожалению, я с трудом вспоминаю единственный, что ли, раз в жизни, когда я был в опере, т.е. я в этом деле совсем не разбираюсь и ставить ссылки на записи Пласидо Доминго не решусь. Заявляю о солидарности с теми, кто ставит сейчас такие линки.

Выражаю в очередной раз надежду, что люди доброй воли, впечатлившись происходящим, укажут, наконец, феминисткам их место -- в частности, в форме выдвижения и голосования за правых кандидатов на выборах (таких, например, которые поддержат отмену антидискриминационного законодательства).

- Почему в России все люди ненавидят друг друга?

- Потому, что амбиций много, а ресурсов мало. В результате все стремятся осуществлять свои проекты за чужой счет. А никак иначе они и не осуществимы, по большей части.
- Правда ли, что корень проблемы в том, что русские не умеют договариваться "о границах", и вообще, разговаривать и договариваться между собой? Потому и не знают, где свое, где чужое?
- Нет, неправда. Правда в том, что честные договоренности невозможны между людьми, чьи интересы несовместимы, а намерения каждого состоят в том, чтобы решить свои проблемы за счет других. Любые разговоры и договоренности в таких условиях становятся средством противостояния и эксплуатации, так же, впрочем, как и отказ от разговоров и договоренностей. Это общая ситуация -- когда люди чего-то не слишком трудного на протяжении длительного времени систематически не умеют, причина обычно в том, что им это не нужно.
- Что может помочь исправить ситуацию?
- Помочь может то, что у русских проснется совесть и они перестанут стремиться осуществлять свои проекты за чужой счет. После этого проблема проведения границ между своим и чужим спустится с экзистенциального на технический уровень и будет сравнительно легко разрешима.
- Разве есть идеальный способ провести границы владений?
- Идеального способа нет, но он и не требуется, нужен просто разумно приемлемый. Люди, стремящиеся жить за свой счет, заинтересованы в том, чтобы разумно приемлемым образом провести границы владений и впредь соблюдать их. Люди, предпочитающие жить за чужой счет, заинтересованы в том, чтобы никаких устойчивых границ владений не было, а был вечный процесс их перекраивания с отъемом и дележкой, осуществляемыми под теми или иными предлогами. В современной России доминируют вторые.
- Разве "провести границы владений и впредь соблюдать их" -- это не то же самое, что "разговоры и договоренности"?
- Нет, конечно. Разговоры как таковые пригодны как средство вечной перекройки любых границ в не меньшей -- на самом деле, в большей степени -- чем как средство их соблюдения. Вообще, к разговорам на неотвлеченные темы стремятся те, кто считают, что у них лучше других язык подвешен, или кому удалось занять господствующие над местностью риторические высоты.
- Молчание предпочтительней разговоров?
- Смотря, какие разговоры и какое молчание. Предпочтительно, еще раз, чтобы в людях проснулась совесть. Пока этого нет, идет -- и будет идти -- война всех со всеми; и разговоры "о границах", так же, как и любые другие разговоры, будут оставаться тактико-стратегическим инструментом ведения такой войны.
- Ну хорошо, а на Западе что происходит? Там доминируют люди, у которых совесть?
- Это стандартный вопрос со стандартным ответом. Все везде очень плохо, и на Западе, в частности, все очень плохо -- а в России еще гораздо хуже. Если не все, то почти все. Но это банальность.
- Да, это банальность.

Четырьмя вещами можно заниматься бесконечно

и они никогда не наскучат: смотреть на горящий огонь, текущую воду и чужую работу, а также бросать вызов ассоциирующимся с истеблишментом гражданам демонстративным отказом шагать в строю, который они воображают себе, что возглавляют.

(Вопрос жизни: неужели без меня не достаточно желающих шагать в этом вашем строю? -- Ответ: с точки зрения граждан, воображающих себя во главе строя, шагающих за ними всегда недостаточно.)

В промежутках между этими увлекательными занятиями, однако, надо работать. Например, я тут обнаружил, что классический функтор co-hom Такеучи (не путать с моим и некоторых других авторов функтором Cohom) есть просто контратензорное произведение одного аргумента (скажем, правого комодуля) на двойственное векторное пространство к другому (тоже правому комодулю). Двойственное векторное пространство к правому комодулю есть левый контрамодуль, и его можно контратензорно помножить на правый комодуль.

Вопросов и ответов

- Что такое отношения человека с математикой?
- Это то, что позволяет человеку решать, какой задачей стоит заниматься, а какой нет. Или какое решение нечетко поставленной задачи (самые интересные задачи являются нечетко поставленными) -- хорошее, а какое плохое.
- То есть, это эстетическое чувство?
- Да.
- Но большинство математиков решают, какой задачей заниматься, по совсем другим основаниям.
- Ну да. Они хотят решить до вечера задачу, которую с утра поставил Суперзвезда Имярек.
- Это если утрировать.
- Не утрируя, можно сказать, что большинство математиков состоят в отношениях не с математикой, а с сообществом математиков. То есть, пользуются (предполагаемой или действительной) социальной оценкой значимости вещей в математике вместо своей личной.
- Это значит...
- ...что они полагаются на чье-то чужое эстетическое чувство вместо своего собственного. Толпы, группы друзей, учителя, начальника, признанного корифея, Суперзвезды Имярек...
- Это плохо?
- Это не очень хорошо. Но, в конечном итоге, всему свое место под солнцем. Плохо, когда такие люди начинают задавать тон до такой степени, что полагаться на свою личную, а не социальную оценку значимости вещей становится роскошью, которую одни только корифеи и суперзвезды и могут себе позволить.
- И маргиналы.
- Да, типа меня.
- Зачем тебе быть маргиналом?
- Зачем, вообще, что бы то ни было? Я умру, и на том свете меня спросят, что я сделал с моими талантами.
- К числу которых относится...
- Да. Эстетическое чувство в математике.
- А за рецензионный бойкот тебя на том свете не спросят?
- Спросят, и я отвечу.
- Что?
- Что на мой взгляд, мои работы очень хороши. А дальше возможно одно из трех.
- Да?
- Либо редакции не нравятся мои работы -- и тогда наши критерии несовместимы. Либо редакции нравятся мои работы -- и тогда она их печатает.
- Это два варианта, а третий?
- Третий вариант, я так мыслю, состоит в том, что редакции нравятся мои работы, но она не считает нужным их печатать. В каковом случае этот их бордель обойдется без моего участия.

Чем это кончится?

Тем, что нынешние маленькие дети вырастут и развешают на фонарях людей, устроивших им в детском саду преподавание "гендерной теории".

Например, этим. Проблема только в том, что само по себе это мало чему поможет. Ну, хоть что-то.

О "презумпции невиновности" человека, невиновность которого очевидна

а равно людей, виновность которых, наоборот, очевидна тоже:

"Вы действительно хотите делегировать свои когнитивные функции Басманному районному суду?"

https://www.facebook.com/karmodi/posts/10157165131797881
https://www.facebook.com/vadim.novikov.39/posts/10219134354734322
https://www.facebook.com/posic/posts/2780749818606501