Category: армия

К предыдущему

Понятно, что это палка о двух концах. Но я полагаю, что человеку не следует походить на овцу. Вооруженное общество -- вежливое общество.

Я думаю, что атмосфера в научных журналах станет чище, если потенциальная возможность применения этого оружия будет осознана всеми участниками, и если оно время от времени будет применяться в тех случаях, когда оно адекватно обстановке.

Боже мой

что же это такое здесь случилось-то? Постинг "Истерика-пощечина" -- http://posic.livejournal.com/1403474.html -- открывший мой нынешний симуляционный период, был написан 12 ноября -- меньше полутора месяцев назад. В каком мире я жил тогда, и в каком -- сейчас? Это же земля и небо.

Завтра утром я выписываюсь из гостиницы в Брно, еду на кампус, оттуда на вокзал, в Прагу, ночной самолет, и послезавтра утром я должен быть уже в Израиле. В Израиле больно жить; это сгусток силы духа; неприхотливый военный лагерь. Самая главная страна; страна самого главного народа; light unto the nations.

Больно -- но не больнее же, чем раньше? Наверное, ситуация будет теперь меняться к лучшему. Но я не знаю. Да будет воля Твоя. Спасибо Тебе за все. Это какая-то совершенно поразительная жизнь.

Религиозный диспут

-- смертельный жанр. Он может вестись в разных формах, и вовсе не обязательно только или преимущественно в дискурсивной -- последний вариант как раз наименее интересен, по крайней мере, с моей точки зрения (ср. известную цитату из Паламы). Но в какой бы форме такой диспут не велся, если стороны идут в этом деле до конца, они идут на смерть. В финале кто-то взойдет на костер.

При этом диспут не тождественен свидетельству о вере как таковому, поскольку ведется между конкретными оппонентами с обеих сторон. Вопрос, таким образом, в приоритетах -- какие именно варианты свидетельства о вере или подвига за веру те или иные стороны предпочитают. Я со своей стороны готов умереть за свои убеждения в не меньшей степени, чем кто-нибудь другой; и в не меньшей степени, чем кто-нибудь другой, предпочел бы избежать смертоубийства и совершить, если уж говорить таким возвышенным слогом, свое свидетельство о вере в какой-нибудь менее разрушительной форме.

Разница, скорее, в том, что я как-то изначально отдаю себе отчет в изложенном выше. На худой конец, если избежать религиозной войны с тем или иным оппонентом невозможно, можно попытаться ее правильно спланировать. Есть разница, наступит ли неизбежный финал послезавтра или через двадцать лет. При всей ограниченности возможностей планирования хода боевых действий волей одной из сторон, какие-то такие возможности нередко имеются. А потом однажды их уже не остается, конечно.

Матфак ВШЭ: военная кафедра

Зайдя на страницу http://math.hse.ru/ , обнаруживаю линк, озаглавленный "Военная кафедра: конкурс для сильных". Дважды кликнув, попадаю на интервью с начальником военной кафедры ГУ-ВШЭ.

Читаю, среди прочего: "— Какие нормативы нужно сдавать во время отбора? — Оценка физической подготовленности складывается из трех показателей: подтягивания на перекладине, бега на один километр и бега на сто метров."

А также: "— Сколько мест выделяется для студентов на военной кафедре ГУ-ВШЭ? — Количество мест на военной кафедре определяется Министерством образования и науки на основании заказа Министерства обороны. В 2009 году на военную кафедру (с учетом всех филиалов ГУ-ВШЭ) было принято 360 человек."

Понимать это, очевидно, надо так, что на военную кафедру попадают далеко не все желающие студенты; я бы, например, точно не попал. Интересно, в МГУ теперь тоже так?

И что остается делать не попавшим? Видимо, только срочно поступать в аспирантуру сразу по окончании вуза, а сразу по окончании аспирантуры -- срочно защищаться. Или спасаться бегством заграницу.

Ответ Антону

http://www.livejournal.com/talkread.bml?journal=bbb&itemid=364464&thread=747952#t786608

Во-первых, если вояку кто-то "подкармливает", то это значит, что он самый наемник и есть. Вообще первым последствием Вашей меры будет то, что "идейные" перестанут ездить на войну сами, а вместо этого наймут кого-нибудь победнее.

Идея суда как способа легализации чего бы то ни было мне активно не нравится. По-моему, суд должен быть инструментом разрешения споров. За ним должна стоять не сила, а авторитет. Решать неразрешимые задачи типа определения субъективных мотиваций такой суд не станет, потому что иначе его авторитет развалится.

Collapse )

Июнь 1995. Буденовск. Записки телезрителя

Поскольку у меня пока что нет своей домашней страницы, я, пожалуй, буду иногда использовать livejournal в роли homepage.

Ниже выложены три письма, написанных мною из Москвы моим приятелям в Америку по свежим следам теленовостей о событиях на Северном Кавказе и вокруг.

Шесть лет спустя, мои рассуждения о московской политике тех времен читать очень смешно. Что поделать, из песни слова не выкинешь.

4 сентября 2001 года, Бонн, Германия.

Collapse )
  • Current Mood
    avtobiograficheskoe

Весна 1995 года. Дискуссия о войне в Чечне.

Date: Tue, 14 Mar 1995
From: Victor Ginzburg
To: multiple recipients


LETTER

Dear friends,

We are compelled to write to you from the feeling that
terrible crimes committed by Russian authorities and armed forces in
Chechnya are not accidental, and that we are all responsible for them.
These crimes, according to the testimony of the journalists, defenders of
human rights, and mothers of the soldiers fighting there, include not only
bombing towns and villages inhabited by civilians but also the capturing of
hostages, robberies, organization of filtration camps where people,
incarcerated on the basis of their race, are cruelly beaten, tortured,
maimed and murdered.

All these actions should be characterized as GENOCIDE and Crime
against Humanity. And they can not be considered merely as an internal
affair of Russia.

Chechen crisis is not accidental. It reveals the criminal essence
of the political regime that is being formed in Russia. The most dangerous
aspect of the present situation is the absence of a clear appreciation of
this fact.

Instead in the public opinion, especially in the West, there still
exists the myth that Russia is moving towards democracy and reforms and,
unless Yeltsin is supported, fascists of the type of Zhirinovsky will take
over.

We consider this opinion as deeply erroneous. Supporting
democracy and human rights by words, the regime is persecuting them in the
cynical and brutal way. Many facts give evidence for this, such as
beatings and killings of the honest journalists and human rights defenders
who get and publish information dangerous for the regime, criminal and
corrupted methods of the privatization, and many other things. Now there
is an attempt of annihilation of a whole nation.

Acting by fascist methods the regime uses Zhirinovsky and the
threat of fascism for manipulating public opinion.

Russia is not moving by the path of democracy and human rights. A
new regime, unusual in its cruelty and falsehood, is being born.

Whether the criminal regime or democracy with human face will take
over in Russia, will in the first place depend on people in Russia, our
ability to understand the danger and take responsibility, our courage and
will to stand against evil.

However the realization by people in the West of the true state of
affairs in Russia and the support of democracy, not Yeltsin, are also
crucial.

We ask your help in spreading our letter.

A.Belavin
V.Drinfeld
B.Feigin

Collapse )