Лёня Посицельский (posic) wrote,
Лёня Посицельский
posic

Category:

Июль 1998 -- 6

Это было частное католическое заведение -- Eliott Hospital. Секция, куда меня поместили, называлась "short-term unit".

Вечером, когда я уже лежал в постели, ко мне явилась медсестра с каким-то длинным неприятным разговором*. Кажется, я принял одно из ее предложений и отклонил другое, но в общем, совершенно измученный, разумно согласился выпить какую-то таблетку, чтобы лучше чувствовать себя наутро.

На следующий день утром со мной беседовал один из местных врачей. У меня как раз появилась свежая идея (немало занимавшая мое сознание в последующие недели, а отчасти и годы), и, как обычно, я использовал первого подвернувшегося человечка, чтобы поделиться ею с миром.

Я взял лист бумаги и написал, прямо в присутствии психиатра, некий текст. Аналогичное, с минимальными вариациями, я потом, для верности, дважды вручал психиатру в следующей психушке. Выглядело это так: могла быть некая шапка, вроде указания даты, места и формальных адресатов (впрочем, это, наверное, появилось в более поздних версиях). Дальше следовала вводная фраза типа "Here it goes:", и потом -- собственно вещь -- нечто от имени не известно кого, упоминавшее меня в третьем лице. Завершаться это могло чем-то вроде подчеркнутого "No signature".

Сначала шли более-менее банальные слова, которые всегда можно выдумать из головы: ну типа, некто Leonid Positselski никому не подчиняется, ничего не признает, и управлять им невозможно. Кажется, иной раз все это начиналось с заявления, что я -- опаснейший международный преступник со времен средних веков, или что-то в этом роде. Заканчивалась эта часть фразами типа "We cannot coexist with him together on this Earth" и "We should get rid of him by any means available".

Это была такая как бы констатирующая часть, за которой следовала короткая постановляющая, примерно типа:

He is sentenced to dath.

... Дописав, я вручил лист бумаги бедному психиатру с еврейской фамилией. Бросив взгляд на текст, он немедленно отвернулся от меня к телефону и стал куда-то там звонить.

---

*: Вспоминается мне сейчас (утро 28 марта 2012), что речь шла вот о чем. Помимо судебного слушания в больнице Бельмонте (см. дальнейшие постинги), у меня было еще (менее важное) судебное слушание в больнице в Нью-Гемпшире. Называлось оно probable cause hearing. Видимо, речь шла о том, был ли у полиции probable cause (достаточные основания) для моего ареста на дороге и доставки в больницу. Постановлено было, как я понимаю, что был.

Медсестра вечером в день ареста пыталась получить от меня ответ на все тот же вопрос, буду ли я представлять себя сам, есть ли у меня свой адвокат, или мне назначить за счет государства как неимущему. Мне не хотелось объявлять себя неимущим, своего адвоката мне было взять негде, представлять себя самому в Нью-Гемпшире было бы явным безумием, и я долго колебался (пока не выбрал очевидный ответ "назначить как неимущему").

Второй вопрос был про таблетку.
Subscribe

  • Пятнадцать лет в трехлетних периодах

    март 2006 -- февраль 2009: книжка по полубесконечной гомологической алгебре в основном написана, основные результаты ее (теорема сравнения с…

  • Десять лет назад

    В феврале 2011 года на Архиве одна за другой обновлялись версии моего тогда-нового препринта про матричные факторизации и относительные особенности…

  • Закон о запрете свободного просвещения в России

    Я когда-то давно взял себе за принцип не подписывать никаких обращений к российским властям, кроме мотивированных насущными соображениями гуманности…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments