December 28th, 2018

К предыдущему

Инцидент следует вполне сложившемуся уже паттерну. Очередной профан является ко мне в журнал заявить о том, что я как математик ему что-то должен. В ответ получает фигу и выставляется вон.

В чем состоит моя мотивация? Как ни странно, моей целью не является даже защита доброго имени моей науки. Профан неспособен отличить математику от математиков, и пустой тратой времени было бы объяснять ему разницу; а математики, взятые в целом, доброго имени не имеют и вряд ли заслуживают; и невозможно защитить то, чего нет.

Моя реакция на эти поползновения носит более личный, чем профессиональный характер. Я как математик никому ничего не должен по тем же причинам, по которым я как мужчина никому ничего не должен, я как еврей никому ничего не должен, и т.д. до бесконечности. Явившийся ко мне получать с меня что-либо по тому или иному из этого ряда вымышленных оснований получает кукиш.

Это можно интерпретировать как защиту общего тезиса, что математики в целом никому ничего не должны, мужчины в целом никому ничего не должны, евреи в целом никому ничего не должны, и т.д. Но деятельность по защите такого тезиса подразумевала бы какую-то координацию между мной и другими математиками/мужчинами/евреями/..., каковой координации нет и не ожидается.

Поэтому я ограничиваюсь формулировкой моей личной позиции и демонстрацией того, как она работает. Я как математик никому ничего не должен.