April 25th, 2018

Вопросов и ответов

- Это правда, что в сентябре 2014 года, когда подходило к концу твое визиторство в Беэр-Шеве, тебя уговаривали немедленно подавать на конкурс на постоянную позицию у них в университете, но ты отказался?
- Правда.
- Но почему?
- Так, а разве это не очевидно? Из последующего развития событий?
- Из каких последующих событий?
- После моей поездки в Хайфу в середине августа стало ясно, что с большой вероятностью предстоит драка (хорошо, если виртуальная) и публичный скандал. К каковым я и готовился в ЖЖ весь остаток августа и сентябрь. Помимо написания постингов про MGM-двойственность. Какой смысл в том, чтобы мое заявление о приеме на работу в одном израильском университете -- рассматривалось на фоне почти одновременного или только что случившегося публичного скандала в другом?
- Речь идет о скандале...
- Который состоялся на суккотной неделе, в первой половине октября.
- И ты думал об этом в таких терминах еще в сентябре?
- Ну, практически. Очевидно было, что вряд ли оно само рассосется. Я же специально поехал в Технион общаться с секретаршами в первых числах октября, непосредственно перед суккотом -- чтобы если скандал, то на каникулярной неделе, а не во время семестра.
- То есть, план твой был...
- Разрулить конфликт; потом продемонстрировать эффективную работу в обстановке по итогам его разруливания. Ульпан-иврит, статьи-препринты, и т.д. И после этого уже предложить университетам рассматривать мою кандидатуру. Как человека, так или иначе вышедшего из имевшей место проблемной ситуации -- а не находящегося прямо сейчас в самой гуще ее.
- Это называется "разрулить конфликт"?
- Это называется -- разрулить конфликт так, как я могу и умею.
- Но, в таком случае, вопрос вставал...
- Да, конечно. Какую оценку получат мои действия в этой конфликтной ситуации. Устроят он израильских математиков или нет, получат осуждение или одобрение. Но тут уж я ничего не мог поделать.
- Ничего не мог поделать?
- Я это я, и живу я так, как я живу. Если кого это не устраивает, то в самом крайнем случае я всегда могу умереть с голоду и попросить Всевышнего после моей смерти разрешить спор.
- Ты готов к такой постановке вопроса?
- Я считаю, что я прав по существу.
- Хорошо. Но в реальности тебе предложили чисто исследовательскую постдоковскую позицию, возможно, более подходящую человеку с таким подходом к разруливанию производственных конфликтов?
- Да. Я согласен, что это достаточно разумно.

Вообще, конечно,

последние годы стали таким очень отвязным периодом в информационном пространстве, оголтелым. Символом этой оголтелости стала популярность пародийных квазиновостей и регулярные попытки выдать их за настоящие (сопровождаемые приговариванием, что одно от другого теперь неотличимо). См. обсуждение в комментах под https://www.facebook.com/yuriy.kuznetsov.5/posts/2481888768504704 .

В России эта эпоха очень отчетливо началась с декабря 2012 года, закона против сирот (явно принимавшегося с целью создать информационный феномен соответствующий), далее предшествовавшая "русской весне" инфоподготовка и там уж безостановочно. В США и на международной арене эту эпоху открыли успехи кампании Трампа осенью 2016 года и реакция на них в кругах политкорректной публики и в левой прессе. Чуть раньше был референдум о Брекзите в Англии, тоже с неожиданным результатом и соответствующей реакцией.

Характерно, что в нравственном и вообще всяком содержательном отношении все это несопоставимые вещи. Смешение их, выставление в один ряд в умах и речах многих людей само по себе стало яркой иллюстрацией того, насколько эмоции доминируют над разумом.

В моих собственных блогах, резкий переход в эту отвязную модальность произошел осенью 2014, и так с тех пор оно, с некоторыми колебаниями, продолжается. (Предшествующие пять-семь лет отличались комбинацией сдержанности в открытом доступе и чернушной депрессивности под замками -- осенью 2014 и позже я поснимал многие из этих замков.)

В отличие от многих более рационально, что ли, мыслящих наблюдателей, я не склонен считать эту тенденцию разрушительной или заведомо неконструктивной. Скандал на коммунальной кухне может быть полезным мероприятием, если разъехаться соседи не могут, разногласия между ними углубляются, а рациональные аргументы исчерпаны и никого не убеждают. Такой скандал может стать переходным этапом к драке (коллапсу законности и т.д.) -- а может и использоваться как способ сравнить силы сторон в рамках соревнования в способности сохранять трезвую голову в пылу кипящих эмоций.

Другое дело, что, может быть, хотелось бы лучшего. Мне так давно уже хочется лучшего, что я готов приветствовать минимально обнадеживающую эскалацию по сравнению с безнадежно депрессивным ползучим наступлением разнообразного, но неизменно безмозглого, в моих глазах, противника.

Последняя песня

За чужую печаль и за чье-то незваное детство
Нам воздастся огнем и мечом, и позором вранья.
Возвращается боль, потому что ей некуда деться,
Возвращается вечером ветер на круги своя.

Мы со сцены ушли, но еще продолжается действо.
Наши роли суфлер дочитает, ухмылку тая.
Возвращается вечером ветер на круги своя,
Возвращается боль, потому что ей некуда деться.

Мы проспали беду, промотали чужое наследство.
Жизнь подходит к концу - и опять начинается детство,
Пахнет мокрой травой и махорочным дымом жилья.
Продолжается действо без нас, продолжается действо,
Возвращается боль, потому что ей некуда деться,
Возвращается вечером ветер на круги своя.

https://www.youtube.com/watch?v=iqFLpX7OeRY