November 28th, 2016

Еще немного сакрального и шизофренического (к предыдущему)

Что это такое -- http://posic.livejournal.com/762713.html ?

- Это техническая трансгрессия?
- Да.
- В чем состоят важные причины?
- В том, что "я девственница" -- это ужасные слова, которые нельзя просто так произносить. Американцы совсем не понимают этого, похоже. Чтобы зарегистрировать мою позицию по этому вопросу.
- Это "истерика-пощечина"?
- Нет. "Истерика-пощечина" -- это "безобразная, дикая сцена". Там же это было даже красиво. Если что-либо, это, скорее, инициатический акт такой.

Вы думаете, я просто так все это пишу?

Вовсе нет. А что это я делаю? А это я осуществляю интеграцию образа себя в ваших глазах, читатели этих строк. А то некоторые говорят, что я так обычно как будто один человек, а иной раз "сойду с ума", так и оказываюсь совершенно другим человеком, и ничуть не похожим. А вот вам теперь оба этих человека в одном флаконе, и делайте со мной, что хотите.

К предыдущему

В этом, между прочим, состоит коренная проблема всей моей ситуации. Дело даже не в том, идет ли речь о симуляционных эпизодах или о диссимуляционных периодах между ними. Обсуждать следует вообще весь мой жизненный путь, взятый в целом. То, что представляется мне самому возвышенным героизмом, выглядит в глазах публики лузерством не вполне здорового человека.

Проблема носит фундаментальный характер: военные ветераны вообще частенько выглядят не ахти на гражданке. Если кого это не устраивает, то очевидный выход состоит в том, чтобы провести всю жизнь на войне. Поэтому мои карьерные проблемы, вероятно, неразрешимы.

Там, где взаимопонимание невозможно, остается использовать свою правоту по существу спора как рычаг для взламывания позиции оппонента. Когда противник по другую сторону линии окопов тебя радикально недооценивает -- это очень хорошо. Когда партнер по другую сторону переговорного стола принимает тебя за какое-то жалкое существо, неспособное о себе позаботиться -- это очень плохо. Это значит, что мира между мной и миром не будет.

Может быть, и есть сегодня на свете математики -- может быть, даже и моего поколения -- может быть, даже и младше -- которые нужны Всевышнему ради их математических идей. Здравый смысл и чувство реальности подсказывают нам, что я не являюсь одним из них. Мое призвание состоит в чем-то другом.