November 23rd, 2016

Рубрика "творчество душевнобольных"

Смертный приговор себе от имени дьявола

Оригинальные документы июня-июля 1998 года из Бельмонта (вбито в компьютер с бумажных medical records, привезенных из Штатов, в Москве в 2004 году). Болью сердца написано, понятное дело, но в то же время можно заметить, что автор что-то такое себе имеет в виду:

http://posic.livejournal.com/1998/06/30/
http://posic.livejournal.com/1998/07/01/

Пересказ и комментарий марта 2012 года:

http://posic.livejournal.com/762361.html
http://posic.livejournal.com/762438.html

Симуляция-диссимуляция

"Болезни шизофрения" не существует.

Бывают "шизофренические стратагемы" (примеры обсуждались в этом журнале в последние дни). Бывают химические вещества-нейролептики (рекомендуется иметь в аптечке и уметь пользоваться -- так же, как и другими веществами и предметами; жаль, в аптеках без рецепта не продают).

И есть, наконец, впечатление "сумасшедшего поведения", которое одни люди могут производить на других. В этом контексте, говорят о том, что нельзя быть ни "душевно больным", ни "душевно здоровым" -- но можно симулировать, изображая из себя сумасшедшего, или диссимулировать, делая вид, что ты якобы в здравом рассудке. Наблюдать симуляцию может быть больно, а диссимуляция вызывает чувство облегчения, успокаивает наблюдателя или собеседника.

Скажем, если я стану говорить, что теракт 11 сентября есть моих рук дело -- это я буду симулировать шизофрению. Чтобы диссимулировать ее немножко, я поправлюсь и скажу, что я, конечно, ничего подобного сам ни устроить, ни даже вообразить был никак не в силах, а просто молился о чем-то таком Богу. Чтобы Он чего-то там не допустил или с чем-то там, пугающим меня, мне помог, отвел какую-то беду. И Бог ответил на мою молитву, устроив для меня эту невероятную штуковину.

Тогда меня спросят, о чем я еще молюсь или молился, и т.д. -- и я, может быть, начну немножко симулировать обратно. Отвечу, что насчет 11 сентября это была не буквально молитва, обращенная к одному только Богу, а нечто более сложное. Некий перфоманс, доступный взору потенциально неограниченного круга наблюдателей -- в том числе и прежде всего, просто людей.

Перфоманс, состоящий из вполне определенных элементов, призванных, в силу определенной логики, служить в глазах разумных существ убедительной аргументацией в пользу, и т.д. Поставить перед Богом и людьми вопрос в такой форме, чтобы они сочли уместным, и т.д. Я смотрю на то решение моей проблемы, которое в итоге нарисовалось -- и вижу, что это устроил, видимо, Бог, потому что больше некому. Но изначальная "молитва" не была обращена отдельно к Богу -- она обращалась "ко всем существам доброй воли", или что-то в этом роде.

Если у вас, читателя этих строк, есть в жизни беда и проблема размером намного больше вашей жизни -- спасти страну там какую-нибудь, или еще чего в этом роде -- вы можете попробовать попросить Бога и людей о решении, следуя образцам, которые я таким образом описываю или мог бы описывать. Продемонстрировать себя как человека с каким-то там нравственным чувством и нравственным обликом, видящего и понимающего чего-то там, готового при этом посвятить свою личную судьбу чему-то там; закрыть собой амбразуру; поставить вопрос ребром; и постараться быть, таким образом, в чьих-то там глазах убедительным. Так что, может быть, даже и вполне земные наблюдатели согласятся с вами и предложат решение прежде, чем этим придется заниматься непосредственно Богу.

Продолжая таким образом симулировать и диссимулировать, я буду тогда рассказывать вам, читатель этих строк, что такое на самом деле "шизофреническое стратегирование" и как оно работает. То есть -- учить вас не просто симулировать шизофрению, а именно использовать шизофренические стратагемы для достижения каких-то ваших целей.

Зачем же я буду все это делать? Что мне толку в том, что вы всему этому научитесь? Трудно сказать, но, наверное, дело просто в том, что я ученый и преподаватель, и мне скучно, когда один только я все это умею, а вы все вокруг ничего не умеете. Кроме того, я на самом деле не люблю агрессивного насилия, и не понимаю, почему я должен жить в мире, где, научившись стругать водородные бомбы, люди не умеют пользоваться добрым словом. Пора б уж и научиться.