April 15th, 2011

Удивительная погода

В связи с необычной погодой этой весной (она уже перешла в обычную, кстати, или кино еще продолжится?), публикуется воспоминание о удивительном (по крайней мере, в глазах москвича) погодном явлении, наблюдавшемся в Бостоне, кажется, в январе 96 года. (Возможно, я об этом уже писал здесь в ЖЖ несколько лет назад. Эти мои мемуары если еще не пошли по кругу, то скоро точно пойдут.)

Явление повторялось по кругу несколько раз, раза три как минимум, кажется. Происходило это так. Сначала была умеренно холодная погода, где-то около нуля (по Цельсию). В некоторый момент начинало теплеть и несколько дней подряд становилось все теплее и теплее. Наконец, наступал по-настоящему теплый день, с утра градусов +12, а то и 15. И дождик слегка моросил при этом. Во второй половине дня начинался настоящий ливень. Потом ливень заканчивался и ближе к ночи резко холодало, до уровня ниже нуля. А дней через пять вся эта последовательность повторялась снова.

Мне нечего было делать на съемной пополам квартире, где я жил, и я обычно проводил весь день с (условного) утра до ночи в университете, где учился. В переломные дни описанного выше погодного явления я утром выходил из дому в ветровке, а в рюкзак клал теплую зимнюю куртку. Ночью доставал теплую куртку из рюкзака, надевал ее на себя и шел домой.

Бостонская погода - 2

До кучи, пусть будет воспоминание об еще одном бостонском погодном явлении, той же зимой, но раньше, где-то, может быть, в ноябре 95-го.

В начале той зимы весь город завалило снегом. Не помню уж, был ли один снегопад, или несколько подряд; вероятно, несколько. Передвигаться было довольно неудобно. Я видел людей, ходивших на лыжах по тротуарам; следы от лыж видны были на тротуарах повсюду. Потом снег сгребли, но не вывезли, а именно сгребли в кучи, образовав сплошные гряды снежных холмов между тротуарами и дорогами.

Кончилось все это, естественно, потеплением. В конце концов стало совсем уж тепло и пошел дождик, такой теплый осенний дождик. На тротуарах образовался слой воды с плавающим в ней снегом, высотой сантиметров десять местами.

Обойти эти (как их назвать -- реки? каналы? в общем, тротуары) было невозможно. По проезжим частям улиц, отделенным от тротуаров грудами снега, на приличной скорости проносились машины. Резиновых сапог у меня не было. Я шлепал в туфлях по воде, и при каждом шаге новая порция ледяной воды заливалась внутрь туфлей. Ступни ног немели и почти ничего не чувствовали.

Все это производило тем более сильное впечатление, что еще свежо было воспоминание о предыдущей зиме. В последних числах декабря 94-го года в Бостоне было +15 и чуть ли не до 20. Я шел по улице в рубашке и удивлялся сочетанию летнего тепла и зимней мглы в середине дня.

15 публикаций в журналах по теме докторской?

Интересно, можно ли объяснить ваковским, что многим математикам вообще не свойственно публиковать по 15 статей на одну и ту же тему? Впрочем, вряд ли их интересует, кому что свойственно.

А интересует ли их, что они пытаются уничтожить русские журналы? ИПРНД бил-бил, не разбил (в основном потому, что надбавка эта оказалась копеечной), ВАК-докторская будет бить-бить... Зачем? Сломается -- потом не почините.