Лёня Посицельский (posic) wrote,
Лёня Посицельский
posic

К предыдущему (Украина)

- Погоди. А об украинско-еврейских делах ты пишешь совсем по-другому.
- Да. Об Украине я пишу совсем по-другому.
- Почему?
- Потому, что для Украины я делаю исключение. Если на то будет милость Господня, для Украины будет сделано исключение.
- Почему?
- Ради меня. За мою верную службу
- Что это значит?
- Что Украина сыграла исключительную роль в моей жизни.
- Ты жил ребенком два года во Львове у бабушки и дедушки...
- Да. Я ходил в детский сад во Львове.
- Что это было?
- Это было то, что я не говорил и не понимал там ни слова по-украински. Я отказывался понимать, что значит "немає".
- Как это?
- Говорил себе, что я не могу быть уверен точно в значении этого украинского слова.
- Что это вообще такое? Что это значит?
- Это был довольно случайный детский сад во Львове, как я теперь себе представляю. Потом я пошел там в какую-то элитную "польскую" школу, и там мне было очень хорошо те полгода, что я там учился, наоборот.
- Поляки любят евреев?
- Помилуй, какие поляки в львовской начальной школе в 1979 году? Просто там была более образованная публика. Украинское простонародье не любит евреев. Со временем, это переменится, но из положения ребенка в детском саду этого нельзя было изменить.
- Откуда ты знаешь про украинское простонародье?
- Я путешествовал две недели босиком по Киевской области в 2004 году, без еды и ночлега. Я знаю.
- Ты говорил им, что ты еврей?
- Тем, с кем я подробно беседовал -- говорил, и мы обсуждали это, и обстоятельства моей жизни.
- И что это было?
- Все было хорошо. Разговор как разговор. Но любви там не было. Но дело не в этом.
- А в чем?
- Неважно, знает ли украинский крестьянин, что я еврей, или не знает. В любом случае я лучший из евреев, которых ему доведется повстречать в его жизни. Это неважно. Я не сержусь.
- Почему ты не сердишься?
- За кого ты меня принимаешь? Гомологический алгебраист с Ph.D. из Гарварда отправляется путешествовать босиком по Киевской области -- чтобы сердиться на украинских крестьян?
- А зачем ты отправился пешком по Киевской области?
- Чтобы спасти свою жизнь. Иначе я не выживал в Москве 2004 года.
- Почему?
- См. книжку Бёлля. "Глазами клоуна."
- Что это значит?
- Что происходит с клоуном у Бёлля в итоге? Где он оказывается? Он остается жив?
- Я не знаю.
- Я тоже не знаю. Я не выжил бы так, как показан в книжке клоун, но у меня нашелся свой способ. У меня на все находятся свои способы.
- Этот способ... предполагал двухнедельное путешествие босиком по Киевской области без еды и ночлега?
- Да. И потом еще психушку в Москве.
- Ох. Ну, хорошо. А что было в детском саду во Львове?
- Какой спрос с ребенка за незнание языка? Если бы они были способны там любить еврейского ребенка, знающего "немає", они любили бы меня и не знающим "немає".
- Но... какой смысл?
- Это была одна из тех безнадежных ситуаций, в которых одна только отчаянная твердость и спасает.
- Отчаянная твердость?
- Из-за которой просвечивает отвага.
- Чего добивается ребенок демонстрацией отчаянной твердости и отваги в детском саду?
- Того, что к нему относятся с уважением, даже если и без любви.
- А зачем ты вообще оказался ребенком во Львове у бабушки и дедушки?
- Затем, что семья переезжала в Подмосковье, и детям нужно было перекантоваться.
- Перекантовка детей заняла два года?
- Да.
- Это было так важно -- переехать в Подмосковье?
- Да, конечно. Мне было хорошо в детском саду в Архангельске, но 57-й школы в Архангельске нет. Долгосрочно, я не выживал там.
- То есть, ты считаешь, что...
- Украина дважды спасла мою жизнь, пусть и болезненным образом. Я думаю, что ей за это простится.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments