Лёня Посицельский (posic) wrote,
Лёня Посицельский
posic

Притча о принудительном образовании

Ребенок рождается на свет, дорастает до шести лет и обнаруживает себя находящимся в мире, где, просто по факту рождения, если он не страдает синдромом Дауна и не живет в цыганском таборе, он почему-то обязан кому-то ходить в общеобразовательную школу, сидеть за партой и делать дома уроки. Годы идут, и, точно так же, просто по факту рождения, он оказывается обязанным кому-то уметь пользоваться теоремой Пифагора и решать квадратные уравнения. Впрочем, кому как, а одному из детей, быть может, данная конкретная беда и невелика. Он решает квадратные уравнения из школьного задачника получше многих одноклассников.

Проходит еще сколько-то там лет, и, окончив школу, ребенок обнаруживает себя в мире, где, не будучи гениальным танцовщиком или программистским бизнесменом, но и будучи не лишен в то же время каких-то амбиций, хотя бы даже самых минимальных, он не может заняться ничем более осмысленным, кроме как поступать и учиться в каком-нибудь из просубсидированных по самое немогу заботливым государством университетов. Все студенты университета, хотят они того или не хотят, должны слушать какие-то базовые математические курсы, допустим, калькулюс и линейную алгебру. Впрочем, кому как, а одному из детей, быть может, данная конкретная беда и невелика. Он берет производные и обращает матрицы получше многих однокурсников.

Таким образом, ребенок приобретает статус "способного к математике", и профессора уговаривают его продолжать учебу дальше. Интересуясь, в самом деле, математикой не то, чтобы очень, но всяко поболее, чем такими смежными занятиями, как физика или инженерное дело, наш студент после выпуска поступает в аспирантуру на один из математических департаментов. Там ему рассказывают о том, как делаются карьеры в современной математической академии, и он обнаруживает, что на его уровне для этого дальше нужен уже не столько талант, сколько работоспособность (чтобы писать по три статьи в год во время постдоков) и социальный конформизм (чтобы некоторые из этих статей печатались в солидных журналах).

Обладая необходимыми качествами, наш аспирант выбирает себе одну из более стабильно популярных на обозримый период времени областей математики и делает в ней свою карьеру. Он уважаемый специалист и признанный эксперт по важным проблемам на границе алгебры и топологии, теории категорий, математики и физики, и чего только не.

Заезжий путешественник, гостящий в столице одной из небольших европейских стран с научным визитом, узнает о серии докладов под громким названием типа "К алгебраическому описанию гомотопической категории топологических пространств". Мотивированный смесью чувства долга и любопытства, он, проснувшись по будильнику, но впрочем, поспав достаточно, приходит на первый вводный доклад в серии, где признанный эксперт по высшим категориям (тоже отнюдь не местный житель) делает для неискушенной аудитории введение в базовые понятия теории гомотопий, такие как модельные категории. Аудитория не то, чтобы вся целиком совсем неискушенная, но почти: в ней есть, похоже, настоящий специалист, пришедший узнать, чего докладчик имеет сообщить новенького, а пока что глядящий одним глазом в свой лэптоп, а другим отвечающий на те из возникающих вопросов, на которые не удается убедительно ответить докладчику. Что, впрочем, означает: практически все.

Почти случайно оказался в аудитории и наш заезжий путешественник, нонконформист и либерал, и трудно сказать, в чем конкретно специалист, но уж явно не в теории гомотопий. Слушая вводный рассказ про модельные категории, он видит на доске несколько явственно неверных утверждений. Поколебавшись, он задает докладчику пару уточняющих вопросов, и, обнаружив последнего упорствующим в своей нелепице, перестает следить за докладом.

Заезжий путешественник вообще не слишком внимательный слушатель докладов. Отвлекаясь от обсуждения важного вопроса, как построить фундаментальный группоид симплициального множества, он размышляет о том, что из докладчика, наверное, получился бы неплохой менеджер по продажам или торговец недвижимостью. Но тираническая система принудительного образования привела ребенка в школу, велела сидеть за партой ровно, поднимать руку, прежде чем что-либо сказать, и потом писать контрольные по квадратным уравнениям и теореме Пифагора. По факту способности писать такие контрольные лучше других детей, он стал как бы научным исследователем-математиком, и вот результат.

Либерал и нонконформист, заезжий путешественник думает о том, что невозможно требовать от людей всего сразу. Поэтому в мире, где каждый ребенок просто по факту рождения кому-то обязан писать литературоведческие эссе и решать квадратные уравнения, типичный докладчик по высшим категориям знать модельные категории, конечно же, не обязан, даже если он о них рассказывает в своей вводной лекции под громким названием. Не обязан он их знать, и не будет.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments